Какими бывают женские оргазмы ?

Несмотря на то что тема полового влечения и методов его реализации занимает человечество на протяжении всей истории, наука всегда с опаской относилась к . Общество ей вторило, создавая нелепые и опасные мифы.
Вокруг вопросов физиологии сексуальности, особенно женской постоянно творилось какое-то безумие. Анатомы Просвещения писали трактаты о растущем «женском члене», ученые ХХ века потеряли клитор, найденный еще древними индусами, дамы из общества не понимали, что мастурбируют; писатель Лоуренс пытался возродить Англию фаллосом лесника и «естественным половым актом», а радикальные феминистки объединились с консерваторами в отрицании сквирта.

В результате достоверные данные о том, как на самом деле устроены женские половые органы и какими бывают женские оргазмы, появились всего пару десятилетий назад.
В индийской мифологии единение лингама и йони — это сама основа мира. И несмотря на то, что как раз индусы, в отличие от европейцев, с вниманием относились к женскому наслаждению, на этом примере видно, насколько значима генитальная символика. Сознание достаточно сильно определило наше секусальное бытие, отношение к частям тел и то, как они долгое время рассматривались в науке.


реклама от администратора сайта

Консультации психотерапевта, психиатра клин. психолога в Минске.  Групповая, когнитивно-бихевиоральная, семейная и логотерапия. ГИПНОЗ. Сеансы для кризисных пар. Приём в центре Минска (метро Фрунзенская). Выезд на дом. Юдицкий И.В.   +375296277772 мтс   Психосайт:  PSYCHO.by

Расписание (свободное время для записи на консультации и сеансы)


#доктор_Юдицкий

Древний анатом Андреас Везалий полагал, что матка — это противоположность мошонки, а влагалище — полая трубка, которая является «пенисом наоборот». Хотя он изложил свои взгляды 500 лет назад, такое представление доминировало вплоть до конца прошлого века.

Мнение о том, что гениталии мужчин и женщин прямо противоположны друг другу и вагина представляет собой «пенис наоборот», — не вполне верно, хотя максима «у мальчиков пенисы, а у девочек — вагины» остается альфой и омегой сексуального образования.

Конечно, культурная значимость влагалища как «лона» и символа порождающего начала огромна. Но если говорить не о нуждах размножения, а именно о сексуальности, то начинать нужно с того, что «у мальчиков пенисы, а у девочек — клиторы».
Хотя медиа продолжают писать о клиторальных и вагинальных оргазмах, уместнее говорить о способах стимуляции. Эти способы могут быть очень разнообразными, но за цикл сексуальных реакций (то есть весь путь от возбуждения до разрядки) всегда отвечает клитор, который и является главным половым органом у людей с биологическим и генитальным женским полом.

Поведение клитора очень схоже с поведением мужского полового члена. Собственно, они братья, хотя и не близнецы — такие органы в сравнительной анатомии называют гомологичными. Они сформированы из одной и той же ткани, которая на определенном эмбриональном этапе начинает развиваться по-разному у мужчин и женщин. Оба органа состоят из пещеристых тел, обладают головкой и крайней плотью, а также способны на эрекцию, имея одинаково устроенный приток и отток крови. Правда, мочеиспускательный канал у женщин не проходит в теле клитора, а располагается под ним.

Клитор — выпуклый, способный на эрекцию орган — не укладывается в символические представления о единении противоположностей, создавая почти гомосексуальные аллюзии, которых фаллоцентричная культура боится как огня.

Женщина в традиционном представлении — сосуд для фаллоса, но никак не субъект с требовательным отростком плоти, по сути, собственным микропенисом.
Хотя, конечно, если рассматривать весь клитор, это вовсе не маленький орган. Его наружная часть — только верхушка айсберга. Целиком он напоминает перевернутую букву Y, разделяясь внутри тела на две «ножки», обхватывающие уретру и вагинальный канал. И возбуждается он тоже целиком. Именно эрекция клитора приводит к повышенному выделению вагинальной смазки (за это отвечают бартолиновы железы, вырабатывающие муциносодержащую вязкую жидкость, напоминающую улиточную слизь).

Если мужской член выполняет вполне конкретную репродуктивную задачу, клитор, кажется, не нужен ни для чего, кроме приятных ощущений. Вероятно, если бы не он, эволюции не удалось бы склонить человеческих самок к сексу, потому что бонусы этого занятия были бы не очевидны. Влагалище само по себе не слишком чувствительный орган, большая часть его нервных окончаний расположены на входе. И это совершенно логично, учитывая, что с вагиной происходят не только приятные вещи — от менструации до родов.

Несмотря на то как живучи и символически нагружены истории о ножнах для ножа и яшмовой вазе для нефритового стержня, вагина без клитора была бы только скучным трубчатым каналом для доставки спермы в матку: никакого удовольствия, одни репродуктивные задачи.

Конечно, вагинальный секс может приносить удовольствие и вести к разрядке. Однако с точки зрения анатомии происходит это косвенным образом — из-за внутренней стимуляции клитора. На протяжении долгого времени нормой женского удовольствия, окончательно установившийся в XIX веке, считался оргазм, полученный в результате пенисовагинального полового акта. Ничего дурного в классическом раскладе нет, но возведение его в ранг единственно одобряемого до сих пор вызывает чувство неполноценности у женщин, не способных по щелчку предоставить именно такой финал, а прежде приводило к курьезам и серьезным драмам.

Основатель психопатологии сексуальности Рихард фон Крафт-Эбинг уверенно писал: «Извращением — при существующей возможности естественного полового удовлетворения — необходимо считать всякое проявление полового инстинкта, не соответствующее целям природы, то есть размножению».
При таком раскладе под определение извращения попадали не только влечение к своему полу и безобидные сексуальные фетиши, но и трудности с достижением оргазма без клиторальной стимуляции.

В художественной литературе одна из самых ярких апологий так называемого естественного полового акта — роман Дэвида Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей», рассказывающий о женщине, которая, не познав радости в браке, крутит роман с лесником. Какое-то время произведение было запрещено из-за обилия сексуальных сцен, однако при всей своей откровенности оно дает очень однобокий взгляд на женскую сексуальность. Лесник Оливер жалуется на свою жену, с которой разошелся из-за несогласия в постели — тот факт, что она «доводит себя сама», фрустрировал его и ранил мужское достоинство. «Я говорил с ней об этом, объяснял, что для меня это невыносимо. И она даже пыталась исправиться. Пыталась лежать тихо, предоставив мне самому завершить дело. Но из этого ничего не выходило. Мои старания никогда не достигали цели, она ничего не чувствовала. Она должна была действовать сама, сама молоть свой кофе». Оливер ругает женщин, которые не любят секс и «вынуждены мириться с сексом как с одним из непременных условий любви», но еще больше негодования у него вызывают те, у которых «чувственность разлита по всему телу» вместо того, чтобы фокусироваться там, где положено. «Такие женщины предпочитают все способы любви естественному. Они умеют вызвать заключительный аккорд, когда мужчина находится совсем не там, где ему в этот миг положено быть».
Его крайне оскорбляют «женщины-лесбиянки», которые «выбрасывают мужчину перед самым концом и начинают елозить бедрами до завершения».
«Неправильная» женская сексуальность ассоциируется тут с лесбиянством, а мужской невроз проговорён максимально открыто: если ее оргазм вызван не моим фаллосом, то я символически кастрирован.
Вместо того чтобы изучать возможности женского тела, мужчина чувствует себя обиженным и страшится потери значимости. Всё это можно было бы списать на половые причуды конкретного мрачного лесника, однако его откровенность выражает распространенные опасения и притязания. В послесловии к роману Дэвид Лоуренс пишет:
«Если Англии и суждено возродиться, это будет скорее „фаллическое“, а не сексуальное возрождение. Поскольку фаллос — единственный великий символ божественной витальности человека, унаследованный от древних».

Невозможность получить оргазм во время пенисовагинального полового акта называли фригидностью или «женской холодностью». При таких диагнозах не учитывалось, что оргазм может иметь место — только не в результате проникающего секса. В начале ХХ века психоаналитик и ученица Фрейда Мари Бонапарт, которая не испытывала этого переживания с мужчинами, хотя при мастурбации всё получалось отлично, провела исследование с участием других женщин. Она пришла к выводу, что расстояние между клитором и влагалищем влияет на возможность оргазма во время вагинального секса — чем оно меньше, тем выше вероятность (кстати, его подтвердили современные исследования).
Правда, Мари Бонапарт решила, что исправлять «дефект» нужно с помощью операций, которые не привели ее к успеху.
Парадоксально, но переоценка значимости пенисовагинального секса привела к частичной деэротизации других видов стимуляции. Проще говоря, особые ощущения от потирания наружных частей или сжатия бедер иногда вообще не ассоциировалось с половой сферой: ведь секс — это то, что бывает между мужчиной и женщиной и связано с проникновением. В книге «Автоэротизм: Для врачей и юристов» Хэвлок Эллис описывал замужнюю даму, которая, прочтя брошюру о «тайном пороке», узнала, что много лет мастурбировала, не подозревая об этом. Дама испытала крайнее смущение и «безграничную скорбь».
Учитывая, что некоторые ученые ставили под сомнение даже возможность женщины получить удовольствие от члена собственного супруга, не говоря уже о собственных руках, сексуальное чувство легко было не распознать.

В работе середины XIX века «Функции и расстройства репродуктивных органов» уважаемый британский врач Уильям Эктон компетентно заявлял: «Большинству женщин, ко всеобщему благу, не свойственны какие-либо сексуальные чувства».
В ситуации, когда общественная мораль предписывала женщине, делящей постель с мужем, терпеть и вести себя прилично, а информации о том, что именно должно происходить, для дам из общества почти не было, супружеский долг имел мало общего с тем ощущением, которое она могла испытывать наедине с собой. Неудивительно, что фаллоцентричные представления и постоянная девальвация женского сексуального удовольствия привели к радикальным феминистским идеям в ХХ веке. Исходя из верной посылки (критики пенисовагинального секса как единственно «нормального» и возможного), радикальные феминистки пришли к обратной крайности: всякий проникающий секс по своей природе является изнасилованием, актом власти, а значит, пенетрация должна осуждаться. По мнению Анны Коэдт, оргазма от вагинальной стимуляции вовсе не существует, а женщины, которые его якобы испытывают, не способны определить его центр из-за патриархальных стереотипов, либо просто симулируют.
В манифесте феминистской группы «Лидс» и вовсе говорится, что «в системе угнетения, являющегося мужским главенством, угнетатель фактически внедряется в тело угнетенной и колонизирует его».
Как и в случае с патриархальным символизмом, в радикальном феминизме половые органы — это условные знаки, а собственный способ достижения оргазма не принадлежит человеку. Секс политизируется, и женское тело превращается в «завоеванную колонию», которую надо отбить у экспансионистов.

Несмотря на то что идеи о мифологичности вагинального оргазма не выдерживают критики, он действительно не самый популярный. По статистике, вагинальный оргазм испытывают только 25 % женщин, тогда как клиторальный дается абсолютному большинству. Методы клиторальной стимуляции могут быть очень многообразными (мануальная, оральная, с помощью вибратора, струи воды, трения о какой-либо предмет). Казалось бы, это причина, чтобы добавить во взаимодействия партнеров внимания к клитору, но нет: на протяжении долгих лет отношение науки и общества к такому способу получения удовлетворения было скептическим, а то и агрессивным.

В XVII веке устройство клитора описывали, в частности, лекарь Пьер Дионис, физиолог Линден, анатом Даймербрек. Они указывают на сходство этого органа с мужским членом, а Даймербрек отмечает, что для достижения эффекта коитус не обязателен:«У похотливых и особо возбудимых женщин выброс семени наружу может вызываться даже лишь поглаживанием клитора рукой, как у мужчин поглаживание члена». Альбрехт фон Галлер и вовсе оставил описание, выдержанное в духе современной трансинклюзивной лексики: «Женский член имеет очень большую чувствительность, при прикосновении к нему у женщин начинают дрожать колени и они больше ни в чем не могут отказать своему любовнику».
Потом в его записях начинается форменное фэнтези. Альбрехт фон Галлер полагал, что чем чаще используется орган, тем больше тот становится, так что со временем «женский член» может достигнуть размеров «мизинца, члена двенадцатилетнего мальчика, горла гуся, размеров мужского члена среднего размера и, наконец, доходить до 12 дюймов; но все это крайне редко в нашем климате».
Такие преувеличенные представления о том, как выглядит клитор, и нарочитая гиперболизация его сходств с пенисом — характерная черта медицинских сочинений XVII–XVIII веков. Впоследствии немецкий анатом Джордж Людвиг Кобельт создал подробное описание этого органа, указав, что «самка человека обладает структурой, которая во всех своих отдельных частях полностью аналогична самцу». Существенно, что в ходе своих анатомических исследований он зафиксировал строение не только внешней, но и внутренней части клитора. Правда, никаких выводов тогда из этого сделано не было.
Если прежде женская анатомия и физиология рассматривалась, скорее, через призму изучения природы, то в ХIX веке во многих работах, касающихся клитора, звучат неприязнь или пренебрежение, а любые попытки женщин его стимулировать трактуются как болезненные.
В середине столетия французский медик и исследователь проблемы онанизма Л. Десладе решил, что от женской чувственности нужно избавляться хирургическим способом: «Сверхчувствительность клитора, его объем у похотливых женщин, а также то, что они получают удовольствие в результате самозапятнания и нимфомании, должны навести на мысль о том, что мотив к сношению возникает исключительно в этом органе и достаточным для его устранения является лишь удаление данного органа». Он же описывает успешно проведенную операцию по удалению клитора с последующим его прижиганием у юной девушки, семья которой была обеспокоена ее склонностью к самоудовлетворению. После операции та в самом деле перестала мастурбировать. Десланде рекомендовал свое «лечение» так: «операция не столь болезненная, легко выполнимая и в худшем случае не имеет больше никаких иных недостатков, кроме бесполезности». Затем такие процедуры проводились и другими европейскими врачами, а в некоторых странах калечащие операции на половых органах практикуются и сегодня.

Даже когда физические истязания перестали казаться медицинской нормой, клиторальный способ получения удовольствия считался перверсией. Зигмунд Фрейд уже отлично знал о том, что оргазм может быть и вагинальным, и клиторальным, однако отдавал первому заметное предпочтение.
Согласно Фрейду, «клиторальная сексуальность» должна быть преодолена в ходе нормальной половой жизни, так как у женщины во взрослой сексуальной деятельности главной зоной становится вход во влагалище. По мнению отца психоанализа, интерес к клиторальному оргазму, который он называл «незрелым и мужским по своей природе», свидетельствует об инфантильной, недоразвитой чувственности.

Заметный прорыв в понимании работы женской сексуальности сделал Альфред Кинси — тот же самый, что создал «шкалу Кинси» для измерения сексуальной ориентации человека. В работе «Сексуальное поведение самки человека» он сделал вывод, что большая часть женщин испытывает оргазм как раз от клиторальной стимуляции, раскрыв миру глаза на этот вопиющий факт. Он же обратил внимание на то, что женщины в принципе реже, чем мужчины, достигают оргазма во время секса.

Впрочем, даже в середине ХХ века случались конфузы — например, во время работы над переизданием классического медицинского труда «Анатомия Грея» редактор Чарльз Госс удалил клитор — к счастью, уже не из человеческого тела, а только из книги, целомудренно подправив анатомические иллюстрации. Так что затруднения американских мужчин, которые готовились ко взрослой жизни по 25-му изданию учебника и в результате не могли отыскать этот орган, можно понять.

Трудно поверить, но исследования анатомии и физиологии клитора, которые позволили наконец разобраться в его устройстве, были произведены только в 1990-х годах, с использованием МРТ-оборудования.
Уролог из Англии Хелен О’Коннелл рассказала об устройстве и подлинных размерах клитора, включая его внутреннюю часть, и о количестве нервных окончаний в нем — в 2–3 раза больше, чем в пенисе. А в 2009 году методом сонографии была создана 3D-модель стимулированного клитора, которая доказала, что противопоставление клиторального и вагинального оргазма было ложным.

Женской эякуляцией называют спецэффект, который может происходить как от наружной стимуляции клитора, так и от проникающего секса — истечение жидкости из парауретральных желез, расположенных возле уретры. Способ воздействия для достижения такого эффекта может быть любым: как инвазивным, так и неинвазивным. Иногда эякуляция происходит во время оргазма, иногда — перед ним, так что некоторые женщины разделяют оргазм и сквиртинг на два разных вида ощущений.

Многие авторы отдельно рассматривают эякуляцию (выделение небольшого количества белой жидкости) и сквиртинг — струйный выброс прозрачного жидкого секрета, объем которого может достигать нескольких миллилитров.
Относительная неизученность женских «мокрых оргазмов», наличие противоречивых точек зрения даже в науке и общая некомпетентность в этом вопросе — во многом результат того, что видимость женской эякуляции до недавних пор была очень низкой, а само явление считали мифическим. Тем не менее исторически оно было прекрасно известно и отражено во многих трактатах.

В древней восточной традиции женскую эякуляцию всегда очень уважали. Индийские свидетельства о ней насчитывают тысячелетия и встречаются как в «Камасутре», так и в «Кокошастре», написанной брахманским мудрецом Кокколой: «В вульве находится похожая на пенис трубка, „качели для пути к божественной любви“. Если потревожить ее двумя пальцами, то произойдет выброс некоторого количества воды сладострастия». В тантре женский эякулят называют «амрита», «божественный нектар», а взаимодействие с женскими соками до сих пор воспринимают как способ причаститься к энергии Шакти, женского аспекта божества.

Индийский медик Сушрута полагал, что от «женского семени» можно зачать в ходе лесбийского секса, но такому ребенку не повезет: «Если женщина решится на совокупление с женщиной, с обеих сторон будет происходить выброс, в результате этого возникнет бескостное существо».
Десятая книга трактата Аристотеля «История животных» посвящена условиям для благополучного зачатия у людей, а заодно дает описание женской половой системы и эякулята:

«Путь, по которому идет [семя] у женщин, таков: они имеют стебель, так же как мужчины — половой член, только находящийся в теле. От этого стебля происходит выбрасывание семени».

По его словам, женщина «изливает плодоносную влагу», объем которой далеко превышает количество спермы, а гарантией благополучного зачатия является одновременный выброс.

Судя по всему, именно из-за идеи о том, что в жидкостях обоих полов есть половые клетки, одновременному оргазму партнеров всегда придавалось большое значение.
Позиция Аристотеля по этому поводу разнится. В остальных трактатах он пишет, что женщина может только принимать семена.

Другие авторы, например Гиппократ и Гален, считали, что женский эякулят содержит семя и участвует в оплодотворении, пневматически втягиваясь потом в женское тело. Правда, Гален еще и разделял женские истечения на те, что несут в себе семена, и те, которые работают только в качестве смазки. Жидкости, по его мнению, продуцирует «женская простата» — так Гален предвосхитил открытие желез Скина. Сотни лет спустя Александр Скин опубликовал статью о «двух важных железах женского мочеиспускательного канала», указав на два дополнительных мини-канала, расположенных по обе стороны от уретры. О сексе в этой связи он ничего не писал — его интересовали возможные воспалительные заболевания парауретральных желез.Описания обильных женских жидкостей встречаются в европейских научных сочинениях и порнографической литературе. Анатом Ренье де Грааф вторил Галену в описании женской простаты, а маркиз де Сад, который, вероятно, понимал о чем говорит, регулярно упоминает либертинок, которые «изливаются так, что позавидовал бы и мужчина», «извергаются, как батарея мортир», и т. д.
Зная о жидкости, которая может появляться из женского тела, с ее застоем связывали различные заболевания, от которых было принято лечить женщин: истерию, нимфоманию, эпилепсию и меланхолию. Так что некоторые врачи не стеснялись помочь пациенткам мануально, чтобы избавить их от лишних «генитальных соков», а вопрос всё сильнее медикализировался.

К XIX веку женскую эякуляцию постигла та же судьба, что и эрекцию клитора — эти проявления воспринимались уже как симптомы безнравственности или болезни, либо вовсе отрицались. Крафт-Эббинг считал женскую эякуляцию извращением полового чувства, в истории болезни одной девушки перечисляя ее через запятую с куннилингусом и лесбиянством. Австрийский психиатр Альфред Адлер также был уверен, что «у непорочных, благочестивых женщин поллюций не случается». Что самое забавное, Адлер лично наблюдал эякуляцию пациентки, но не смог объяснить процесс и просто не поверил увиденному. Старинные тексты не убеждали ученых: струйный оргазм упоминался там рядом с историями про псиглавцев и гомункулов.

В ХХ веке для исследования вопроса много сделал Эрнст Графенберг — тот самый, который открыл так называемую точку G. Он разделил на два разных процесса секрецию бартолиниевых желез и резкий выброс жидкости.
Только в 1980-х годах в публикации The Journal of Sex Research Беверли Уиппл и Джон Перри рассказали об исследовании, в ходе которого удалось заснять струйный оргазм испытуемой. Когда сомневаться в реальности явления больше было нельзя, стали обсуждать происхождение секрета.
В 1979 году американский врач Дезмонд Хет послал документацию экспериментов в журнал о медицинских аспектах сексуальности, ему отказали в публикации, мотивируя это тем, что описанное явление невозможно. Однако в 80-х статья всё-таки была опубликована. Хет заключил, что только женская простата (парауретральные железы или железы Скина) может выделять такое количество жидкости. Того же мнения придерживаются Джоан В. Беннет и Севели из Тулейнского университета в Луизиане.
Распространенным возражением стало то, что никакого эякулята нет, и речь просто о недержании мочи. Врач Аддиего, психолог Перри и секс-терапевт Беверли Уиппл сделали первое биохимическое исследование, составив сравнительные таблицы эякулята и проб мочи. Выяснилось, что секрет желез, который обладает прозрачным цветом и не имеет характерного запаха мочи, содержит незначительные следы мочевины и кератина, а также изрядное количество КФП, кислой фосфатазы простаты, что говорит о связи эякулята с простатическими клетками. Пока ученые не знают, говорит ли наличие кератина и мочевины о частичной утечке из мочевого пузыря или об остатках урины в мочеиспускательном канале, но речь явно не о содержимом мочевого пузыря. Об этих исследованиях сквиртинга и биохимических составах жидкости рассказывает работа Карла Штифтера, который собрал исторический материал и провел собственные лабораторные изыскания. Неуловимость сквирта обусловлена во многом тем, что только некоторое количество женщин испытывают его. Способность к струйному оргазму может быть обусловлена как физиологическими факторами, так и психологическими.

Интересную гипотезу высказал сексолог Франциско Кабелло, который предположил, что эякулируют все женщины, но большая часть делает это ретроградно — внутрь тела, по направлению к мочевому пузырю.
Неверие в сквирт и его малая изученность могут быть связаны с тем, что этот эффект плохо вписывается в патриархальный символизм, согласно которому женщина может только принимать, но не может ничего извергать. Явная бессмысленность этого спецэффекта (для простого проникающего полового акта такая гиперувлажненность не нужна) бросает вызов устоявшейся репродуктивной модели восприятия сексуальности. Однако, несмотря на уравнивающий потенциал сквиртинга (не только мужчина может сделать камшот или запятнать чужую одежду), некоторые авторы находят проблемным то, что из-за него женская сексуальность будто бы лишается специфичности.
Исследователь викторианской сексуальности и порнографии Стивен Маркус описывает сквиртинг как «проекцию мужской сексуальной фантазии» на женскую и предупреждает об опасности такого отождествления: «В этой фантазии женщина испытывает оргазмы так же быстро и спонтанно, как и мужчина, и склонна быть готовой для любой сексуальной деятельности. Ее сексуальная потребность так же неистова, как и мужская, если не больше, что следует из представления о том, что она во время оргазма эякулирует».

Жермен Грир в феминистской книге «Женщина-евнух» также называет сквирт «полностью фантастичным».
Однако женская эякуляция действительно может происходить спонтанно и много раз подряд, что подтверждают многие опрошенные Карлом Штифтером. А специфичность человеческой сексуальности выходит за пределы пола и во многом обусловлена личными особенностями: опыт двух разных женщин может быть совершенно разным, как и опыт двух разных мужчин.
В фильме «Нимфоманка» Ларса фон Триера главная героиня, рассказывая о начале своей сексуальной жизни, вспоминает, как в детстве забиралась по канату и долго висела на нем, зажимая канат между ногами. Между собой девочки называли получаемый эффект sensation (ощущение). Впоследствии это никак не помешало ей мастурбировать руками и заниматься разными видами секса. Российские сексологи относятся к вопросу каната серьезно и не без строгости. По мнению некоторых специалистов, такие упражнения формируют и закрепляют миотонический оргазм — «дезадаптивную» мастурбацию со сжатием бедер, «мешающую жить нормальной половой жизнью». Технически миотонический (или, как его еще называют, миокомпрессионный) оргазм возникает от сильного сжатия мышц и может не требовать никакой наружной стимуляции. Как правило, для такого вида мастурбации женщине нужна строго определенная поза.
Часто требуется скрестить ноги или сжать между ними какой-то предмет (руку, подушку, край одеяла), также иногда процесс сочетается с давлением или трением вульвой о предметы.
В литературе этот вид оргазма отражен крайне мало — наверное, из-за его неочевидности иногда даже для самих женщин, не говоря уже об авторах-мужчинах. Тем не менее мастурбацию через сжатие ног описал в своем труде Хэвлок Эллис, который назвал ее «относительно приличной», потому что она «может быть произведена в присутствии других». «Ожидая поезд в окрестности Ипсвича, заметил я молодую женщину, которая сидела на скамейке в стороне, откинувшись корпусом назад со скрещенными ногами, причем очень быстро двигала одной из них; это движение продолжалось около 10 минут, затем она подвинулась на скамейке, так что ее половые органы приходили в тесное соприкосновение с краем скамейки, и все ее тело стало судорожно вытягиваться, было мало сомнения в том, что с ней происходило». По словам Эллиса, эта девушка была «приличной на вид» и, закончив, спокойно отправилась по своим делам. Как и замужняя дама, которая жила в счастливом неведении, пока не прочитала брошюру, она, судя по всему, не понимала, что именно делает. В той же книге Эллис описывает швей мастерской военного обмундирования, которые получали неожиданные ощущения, сидя на кончике стула за швейной машинкой и ритмично нажимая на педали, причем одной из задач надзирательницы было следить, чтобы девушки сидели правильно и не отвлекались от шитья панталон на оргазмы.
Разновидность миотонического sensation — так называемый коргазм, разрядка, которая случается во время физических упражнений из-за напряжения мышц и прилива крови к органам малого таза. Как правило, такое происходит непреднамеренно и не является редкостью для спортсменок. Для тех, кто хочет целенаправленно добавить воркауту интереса, есть даже специальные руководства. Главный вопрос, должна ли генитальная разрядка вне сексуального контекста приравниваться к явлениям из области эротического или к этому можно относиться просто как к физиологическому спазму.

Основное сомнение, которое есть у сексологии старой школы по поводу миотонического оргазма, заключается в том, что такой вид сексуального переживания трудно воспроизвести с партнером, поэтому нужно «переучиваться». Кроме вездесущего фаллоцентризма (не все женщины в принципе занимаются проникающим сексом или сексом с мужчинами), в такой обеспокоенности здоровьем женщин с миотоническим оргазмом прослеживается винтажное избыточное внимание клиники к тому, чем именно субъект занимается со своим телом. В западной литературе о миотонии говорят в основном в контексте изучения мышечного напряжения во время оргазма, однако о том, чтобы «лечить» такой тип мастурбации, речи не идет.

Если женщину устраивает оргазм от строго определенного вида стимуляции, нет причин переживать. Если же есть желание разнообразить сексуальную жизнь, то имеет смысл экспериментировать.
Эрогенными могут стать различные части тела, а любая сексуальная практика, применимая наедине с собой, масштабируется до партнерского секса. Главное, чтобы побуждением для этого был поиск новых ощущений, а не тревога из-за того, что кто-то ранжирует оргазмы по качеству и полноценности.

***
Кроме способов, о которых шла речь выше, оргазм может быть результатом стимуляции самых разных эрогенных зон, которые для каждого человека и в каждой ситуации могут различаться, или произойти и вовсе без прикосновений — например, при сильных сексуальных переживаниях или во сне. Ко всему прочему, оргазм — женский или мужской — это не только состояние органов тела, а процесс, который включает множество психологических факторов.

Многообразие способов и взаимодействий приводит к не такому простому, как оказывается, вопросу — а что вообще такое половой акт? Пытаясь ответить, мы обнаружим, что определения могут быть очень разными как с физиологической точки зрения, так и с культурной. В вопросах сексуальности наука долго была очень далека от жизни, и сегодня только подбирается к исследованию темы.

Автор публикации (компиляции материалов) — Алиса Загрядская (knife.media)

Администрация сайта обращает внимание на то, что некоторые публикации размещаются в качестве отдельно взятых концепций, но не соответствуют нашей точке зрения и не одобряются. Читателю предоставляется право оценивать информацию самому, либо инициировать дискуссию.

Реклама, за счёт которой поддерживается этот сайт:

psycho.by NLP Love&Jealousy Тренинг «Любовь, измена, ревность».Групповая психотерапия.

Добавить комментарий