Любовь не бывает зла — злой бывает только зависимость

На долю любовной зависимости приходится треть всех психологических исследований и треть клиентов в психотерапии. И что с того? — скажете Вы. — Все мы невротики и большая часть статей в Интернете о созависимости, писать уже больше не о чем? Ок, я не буду вторить психологам о предпосылках формирования созависимой личности в семье — толку с того, если созависимость вменяется 98% взрослого населения (согласно Джерри и Берри Уайнхолдам) Остальные 2%, видимо, счастливые социопаты. Поэтому надеюсь, для Вас будет познавательно и полезно посмотреть на любовную зависимость под необычным углом.

Действительно, по данным ВОЗ, за последние 65 лет число неврозов выросло в 24 раза, то есть, каждый второй в Европе и США хоть раз в своей жизни болели серьезными психическими расстройствами — причем, не факт, что вылечились. Почему данные по США и Европе, а не по СНГ? Потому что, мы же не психи, какие, чтобы ходить по психотерапевтам! Например, от Альцгеймера, который занимает 6-ое место в мире по причине смертности от заболеваний, в России вообще не умирают, а вот на долю тривиальной любовной зависимости приходится треть всех завершенных самоубийств и смертей от неустановленных причин женщин от 25 до 35. Из тех, кто все-таки обращаются к психотерапевтам в России, треть страдают от любовной зависимости — видать, эта напасть беспокоит больше, чем перспектива угаснуть в течение 7 лет от «старческого склероза».

75% людей способны влюбляться, из них около 35% влюбляется в незнакомцев, а остальные в один прекрасный день вдруг видят коллегу по работе или мужа своей подруги самым красивым, самым умным, самым глубоким и интересным человеком. Если объект отвечает взаимностью, присоединяется бредовая уверенность в единственности избранника, что чаще встречается у женщин. История от Генриха восьмого на Западе до Царя Грозного на Востоке доказывает — сколько бы сил ни потратил мужчина на завоевание женщины, пример жены Одиссея, с ее верностью идеалу «единственности» остается непревзойденным.

В подавляющем количестве случаев жертвами любовной зависимости становятся женщины по двум причинам. Во-первых, мужчины влюбляются чаще, чем женщины, потому как мужчины, в общем-то, в жизни только работают, а на женских плечах помимо работы и карьеры, висит домашнее хозяйство, беременности, роды, кормление детей лет эдак до 17ти, поул дэнс, бодифлекс, фотоэпиляция, биорепарация, термообертывания, наращивание ногтей, ресниц, скрапбукинг и карвинг… Ну, вы поняли — женщинам просто некогда. Во-вторых, в результате ласк, и в особенности после разрядки, в наших таламических буграх выделяется группа нейромедиаторов, которые не приходится пускать по вене, но, которые, аналогично наркотикам, волшебным образом преображают наше восприятие реальности, и которые аналогично наркотикам могут привести к серьезным последствиям, вплоть до фатальных. Я имею в виду не столько женские стоны, досаждающие соседям по другую сторону улицы, и не сам момент разрушительного эпилептического припадка, к которому по своей электрической активности приравнивают состояние мозга во время разрядки. Я имею в виду состояние полной заторможенности и абсолютной безмятежности, в котором она идет голая на кухню, чтобы принести Вам бокал пива и считает, что ваша рубашка + гнездо на голове — гениальный рестайлинг. Я имею в виду это, сотни раз перепетое и неизбывное, «Мама, в нем 40 градусов минимум, я на максимум выжата, от него сегодня пьяна.» Кстати, подозреваю, именно по этой причине, мужчины считают женский алкоголизм абсолютно бесчестным явлением, а не потому, что наш набор яйцеклеток дается нам один раз на всю жизнь.

Дело в том, что во время хорошей разрядки, уровень окситоцина, так называемого гормона ласки и привязанности, у женщин подымается в 5 раз, в то время как у мужчин он, по большей части, успешно подавляется тестостероном. Судя по всему, окситоцин был предназначен для того, чтобы женщина могла с упоительным восторгом наблюдать за тем, как ее ребенок делает пи-пи на папкино ирландское кресло времен Георга II или складывает какашки в дорожный чемодан эдварианского стиля. Согласно непостижимой природной логике, действие этого гормона, также распространяется на подошедшего в сексе мужчину, которого женщина начинает боготворить, слепо ему доверяет, и от которого все время слышит «я хочу на тебе жениться» вне зависимости от того, что на самом деле ей говорит этот конкретно взятый представитель мужского пола. И в то время как после оргазма женщина придумывает имена еще не родившимся детям, ощущения мужчины более приземленные — скажем, близкие к тому, как если бы ему вкололи около 2–3 мг Валиума. Тоже приятно. Поспать, оно всегда приятно.

Вы скажете, слава Богу, не все женщины такие дурочки, на нашу радость, женская сексуальность успешно подавлялась, начиная с со средневековой инквизиции и викторианского завета “ladies don’t move” на Западе и, заканчивая клиторидэктомией на Востоке, не говоря уже о высоких идеях хранения девственности, которые испокон веков помогали развивать творческое мышление и богатую сексуальную фантазию. Это сравнительно недавно мы узнали, что оргазмирующие женщины полезны — они выбрасывают в системный кровоток, уничтожающие вирусы и микробы гамма-глобулины, а также молодые эритроциты, лейко и лимфоциты, которые улучшают обменные процессы не только в их хрупком организме, но и транслирут биотоки нервным узлам партнера, в результате чего активность кроветворной и имунной системы улучшается и у живущего с ней мужчины.

До сегодняшнего дня в борьбе с женской сексуальностью мужчины добились значительных успехов: около трети представительниц прекрасного пола в городах миллионниках никогда не испытывали оргазм. Эти счастливицы сохранили нетронутыми функции миндалевидных тел, которые вызывают чувство страха и недоверия, эти дамы, в свою очередь тупеют от переизбытка другого гормона — кортизола — или гормона смерти, который не только подавляет когнитивную деятельность за счет сосудосуживающих свойств, но и просто… мешает жить. Многие из этих женщин умеют красиво стонать, хотя 12–14 судорожных движений с интервалом 0,8 секунды, наверное, могут симулировать только особо одаренные. Да и зачем… зрелище эпилептического припадка на самом деле не самое привлекательное — не всякому мужчине понравится, или вы до сих пор думаете, это из-за целлюлита мы света боимся? Наша главная задача какая? Правильно, чтобы мужчине понравилось. Если у нас что-то не получается, понятное дело, в этом только мужчина виноват, только зачем его по этому поводу расстраивать?

И все бы хорошо. Более половины молодых женщин проходят к своему двадцатилетию со скромно опущенными глазами и с сексуальностью примерно на том же уровне, когда, они без опыта мастурбации все же порадовали близостью, в среднем, около пяти мужчин, и убедились, что мама была права — что секс, на самом деле, не имеет ничего общего ни с тургеневскими романами, ни с порно, и что совершенно точно, секс не стоит того, чтобы о нем так много говорили. И вот тут со многими строго воспитанными девушками в возрасте чуть за двадцать, природа играет злую шутку под названием сильная взаимная влюбленность на пике физической формы и относительно ровного состояния прочих житейских дел.

С физиологической точки зрения, в состоянии сильной влюбленности на пике физической формы происходит мобилизация всего организма: ощущается небывалый эмоциональный, физиологический, интеллектуальный подъем, включая подъем настроения, резкое улучшение свойств интеллекта и памяти, учащенное сердцебиение, учащенное дыхание, значительно улучшаются работа рецепторов и центра спинного мозга, а также функционирование таламических бугров. И вот на фоне этого небывалого физиологического и гормонального подъема, равного тому, что она упустила в подростковом возрасте, природа дает женщине второй шанс испытать всю интенсивность сексуального наслаждения. При этом, у наших скромниц выход напряжения от близости с идеализированным объектом такой, что это не просто какие-то малозаметные судороги передней брюшной стенки — сексологи рассказывают, что во время таких гипероргазмов даже уши шевелятся! Стоит совпасть этим вышеперечисленным нескольким факторам, рефлекторная дуга замыкается и все — «Ваня, я Ваша навеки!» Или как гласит нетленный источник женской мудрости — Виа Гра,

Но пятый мой совсем не такой
В его руках я таю как снег
Меня уносит теплой рекой
В подне-бее-сьее

И потом, всякий раз, когда женщина видит этого Ваню: немытого, без настроения, после тяжелой рабочей недели, регулярного секса с женой, бессонной ночи и с вялой потенцией, стоит ей приблизиться — она готова испытывать неземные радости, так что, незавидного Ваню не желает променять ни на кого во всей жизни. У Марты Кетро — домохозяйки, блогера, и автора сборников из жизненных наблюдений это описывается так, «Мне показалось, что вся моя предыдущая жизнь была лишь подготовкой к встрече с ним, и все мужчины появлялись, чтобы научить меня с ним общаться, слушать, понимать и любить.» Ключевая фраза здесь «мне показалось», но попробуйте это доказать!

Фокус в том, что любовь не бывает зла — злой бывает только зависимость. У нормальных людей через 9 месяцев инкапсулированный бред идеализации проходит и наступает (или не наступает) привязанность с осознанием всех недостатков Вашего партнера, когда Вы любите человека таким, какой он есть и принимаете решение и ответственность заботиться о нем, со всем открывшимся о нем знанием. Это и есть любовь. У некоторых незрелых тургеневских девушек происходит агрессивная деидеализация, когда «он оказался сволочью, а не таким, каким я его себе представляла» и приходит пора освободить место на пьедестале для другого. Обычно к бальзаковскому возрасту такие девушки убеждаются, что все мужчины сволочи, и обретают статус «дамы с собачкой».

У части женщин идеализация и уникализация остается в течение двух — пяти лет, а иногда неахтительный Ваня всю оставшуюся жизнь кажется ей единственным мужчиной в мире, вне зависимости от того, что он и его жизнь на самом деле собой представляют и что о нем говорят родственники и знакомые. Как жертва любой зависимости, «раба любви» может испытывать самые разные, мучительные чувства к своему объекту вожделения, но неизменно остается в его абсолютной, безраздельной власти.

А я простила я простила его
Опять-опять-опять
О, как намаялась я с тобой
Моя попытка номер пять

После эйфорического подъема во время встречи, такая женщина утыкается в телефон и в напряженном ожидании, с невероятно повышенным уровнем тревожности, с повышенным давлением, до мышечных спазмов, до нарушения месячных ждет, ждет от предмета одержимости СМС, а при малейшей надежде на встречу, — выбегает на слякоть, во двор, прямо в домашних тапочках. Видимо, идеальная любовь, в представлении приличных девушек, это когда «Ты меня на рассвете разбудишь, проводить необутая выйдешь».

Когда эти качели доводят нашу барышню до отчаяния, то есть, когда до ее сознания медленно доходит, что если она, после десятка пластических операций, трех трансформационных тренингов и пяти фитнес-курсов, зайдет к нему в квартиру голая и он все равно не займется с ней сексом, она пытается решить проблему по принципу «клин клином». Убедившись в том, что лучшие из лучших не могут и близко сравниться с заурядной, но застрявшей в ее рефлекторной дуге «попыткой номер пять», зависимые женщины делают последний шаг, чтобы оборвать свои мучения — обычно, это шаг с крыши многоэтажки.

#Психологзнает благотворное воздействие аутоэротической практики (это мастурбация, просто когда я смущаюсь, использую научные термины) на развитие сексуальности возможно только в подростковый период на пике гормональной активности. Около 60% девушек, которым прямо или косвенно запрещают заниматься самоудовлетворением, внушают чувство вины и стыда, втрое чаще страдают от половой холодности и являются наиболее вероятными потенциальными жертвами любовной зависимости.

Сексологи утверждают, что одной из важнейших функций мастурбации у девушек является развитие аппарата сексуального наслаждения за счет вызревания и подъема чувствительных рецепторов в стенках влагалища — телец Мейснера, который возможен исключительно на пике гормонального развития.

В случае назиданий хранить девственность, особо измысливые целомудренницы начинают свою половую жизнь с анального секса. Но тут нюанс — не смотря на то, что у женщин отсутствуют рецепторы, каковые имеются у мужчин в капсуле предстательной железы и в целом, анальный секс не доставляет особого удовольствия, если девушка практикует анальный секс на пике гормонального развития и научается испытывать оргазм, с помощью анальной стимуляции, вырабатывается условно-рефлекторный механизм получения удовольствия, сломать который в дальнейшем будет очень сложно.

Еще один удивительный факт — исследования МРТ указывают на то, что после клиторального оргазма при самоудовлетворении у девочек отмечается резкое снижение повышенного уровня кортизола, который провоцирует сбрасывать таким образом напряжение в результате конфликтной ситуации, трудностей в обучении и др. Исследования показывают, что девочки, которые практикуют мастурбацию, более социально адаптированы и лучше учатся за счет подавления уровня кортизола.

Также одной из функций мастурбации является поиск и раскрытие своего сексуального сценария, который у женщин довольно узкий — как в плане партнера и его поведения, так и в отношении обстановки и положения тела. Не всем нужны свечи, лепестки роз, и романтическая комедия. Кому-то нравится заниматься сексом, не снимая платья, кому-то нужна прелюдия на кухонном столе. Именно этот уникальный сценарий, а не стереотипную модель, танслируемую тысячью кинофильмов, будущая женщина может осознать во время аутоэротических практик и сообщить о ней своему партнеру для достижения сексуальной гармонии.

(скопировано из блога   Eva Bragger  )