Секс, извращения и политика Екатерины Великой

Екатерина Великая вызывает своего доверенного камердинера и произносит тоном, не допускающим возражений:
- Сегодня ночью в моей спальне должен быть Александр Македонский!
- Но, ваше величество, Македонский ведь умер более двух тысяч лет назад!
- Исполняй!
Растерянный камердинер бродит по Петербургу, всерьез подумывая об утоплении в Неве, и вдруг видит театральную афишу: «Знаменитый французский трагик Тальма!». Он идет в театр и за умеренную цену договаривается с заезжей знаменитостью о ночном спектакле.
В полночь Тальма, одетый в костюм Александра Македонского, входит в спальню императрицы и овладевает ею со всем блеском, присущим великому царю и полководцу.
Наутро весьма довольная императрица приказывает камердинеру привести в ее спальню Юлия Цезаря. Камердинер, естественно, договаривается с тем же исполнителем, и Екатерина проводит незабываемую ночь в объятиях римского императора.
Таким образом она испытала на себе и свирепую нежность короля Артура, и властную жестокость Иоанна Грозного, и прихотливую ласку Уильяма Шекспира…
В конце концов Екатерина потребовала, чтобы камердинер привел к ней исполнителя всех этих ролей вне какого-либо образа, просто как особь мужского пола.
Оказавшись в императорской спальне, актер Тальма развел руками и сказал:
- Простите, ваше величество, но я – импотент
- Как?! – изумилась Екатерина. – Вы же проявили себя непревзойденным любовником!
- Сила искусства, ваше величество, сила искусства…

Екатерина ВеликаяВ царствование Екатерины Великой к России был присоединен Крымский полуостров и вся территория Северного Причерноморья. В 1772—1795 гг. Россия приняла участие в трёх разделах Речи Посполитой, в результате которых присоединила к себе территории нынешней Белоруссии, Западной Украины, Литвы и Курляндии. Многие историки рассматривают «достижения» внешней политики Екатерины II (ликвидация Речи Посполитой как самостоятельного государства, стремление к захвату Константинополя) как отрицательные результаты. Так, Н. И. Павленко называет ликвидацию Польши как суверенного государства «разбойничьей акцией со стороны соседей». Как пишет К.Эриксон, «Нынешние историки посягательства Екатерины на независимость Польши воспринимают как варварство, идущее вразрез с идеалами гуманизма и просвещения, которые она проповедовала». Как отмечают К.Валишевский и В. О. Ключевский, в ходе разделов Речи Посполитой 8 миллионов славян оказались Читать далее